В России предложили создать специальный административный трибунал для борьбы с бюрократией. Этот орган должен будет устранить пробелы, противоречия и избыточные нормы в подзаконных актах.

С инициативой создания административного трибунала выступил Центр стратегических разработок Алексея Кудрина. В состав трибунала могут войти семь-девять человек. Они в течение трех-четырех лет проанализируют многочисленные подзаконные акты и постараются устранить бюрократические препятствия для рационального решения жизненных ситуаций, применения новых технологий и развития бизнеса.

Также трибунал отменит дублирующие или избыточные функции федеральных органов власти – сейчас, по подсчетам ЦСР, таких функций существует 10500. Часть функций органов власти предполагается передать негосударственным подрядчикам – в их число могут войти и НКО, в первую очередь социально ориентированные.

«Идут обсуждения, должен ли возглавить трибунал президент, или председатель правительства, или можно пойти какими-то другими путями», – заявила в беседе с журналистами вице-президент ЦСР Мария Шклярук.

В ЦСР подчеркивают, что сейчас в России сложилась непредсказуемая правовая среда. И с этим трудно не согласиться. Правом законодательной инициативы обладает очень много субъектов – правительство, депутаты Госдумы, сенаторы Совета Федерации, парламенты регионов. Часто они предлагают изменить какой-либо федеральный закон, не учитывая, что новые нормы вступят в противоречие с другими законами и тем более с подзаконными актами. Конечно, законопроекты проходят многочисленные процедуры согласования, но далеко не всегда все недостатки удается устранить. А чем более запутанным становится законодательство – тем сложнее написать новый проект, который не противоречил бы всем существующим нормам. Таким образом, проблема с каждым годом усугубляется.

Даже профессиональный юрист, как правило, не может сходу разобраться в нюансах законодательства, если вопрос не касается его многолетней повседневной работы. Бесполезно задавать юристу, занимающемуся спорами о ЖКХ, вопросы о контроле детских учреждений. То, чему его учили в вузе, давно устарело, а следить за новостями о многочисленных изменениях законодательства во всех сферах он не в состоянии.

Узость интересов юристов с лихвой «компенсируется» активностью политиков и правозащитников, которые воспринимают законодательство как удобное поле продвижения своих идей. В результате происходят такие истории, как недавняя скандальная декриминализация ст. 116 УК РФ «Побои».

Сначала на рядовой законопроект, посвященный декриминализации ряда незначительных преступлений, обратили внимание активисты, защищающие жертв домашнего насилия. В угоду им в КоАП РФ перенесли все виды побоев за некоторыми исключениями, в число которых вошли и «побои в отношении близких лиц». После этого возмутились другие активисты, защищающие институт семьи. Одновременно стало ясно, что новые размытые формулировки УК РФ попросту не могут применяться на практике – и сомнительный термин «близкие лица» был все же исключен из кодекса. Правозащитниками тут же было объявлено, что «Россия легализовала, рекомендовала и объявила строго обязательным избиение жен и детей».

При этом никого из участников дискуссии не волновало ни юридическое определение побоев, ни отличия административной ответственности от уголовной, ни тонкости судебного процесса в уголовном праве, ни иные скучные юридические вопросы. Обсуждались исключительно откровения избитых мужьями женщин и трагические истории замученных родителями детей. Нетрудно догадаться, во что превращаются российские законы в результате такой истерической редактуры.

С подзаконными актами дело обстоит еще сложнее. Их принимается гораздо больше, процедура принятия – гораздо проще. Лишь редкий профессионал может с уверенностью рассказать обо всем массиве подзаконных актов, относящихся к той или иной сфере – и даже этот профессионал вполне может ошибиться в некоторых нюансах.

Примечательна история с «запретом кружевного белья», вызвавшая бурю в интернете в 2014 году. Все начиналось мирно – вступил в силу утвержденный еще в 2011 году техрегламент Таможенного союза «О безопасности продукции легкой промышленности». Помимо прочего, там было прописано требование применять при изготовлении нательного белья ткани гигроскопичностью не менее 6% (то есть способные хорошо впитывать влагу). Это требование давно соблюдали практически все производители – в любом сколько-нибудь приличном белье используются гигроскопичные ластовицы. Иначе белье просто будет невозможно носить дольше часа.

Однако кто-то из журналистов или блогеров прочел регламент и пришел к выводу, что в изготовлении белья вообще запретили использовать слабо гигроскопичные ткани – например, кружево. Новость о том, что в России отныне запрещены любые трусы, кроме фасона «прощай, молодость», будоражила интернет в течение года.

В России все еще действуют многие подзаконные акты, принятые еще во времена СССР. В 2012 году Минюст начал работу по пересмотру таких актов, но все же проблема остается актуальной до сих пор. Естественно, терминология и суть таких приказов и постановлений слабо увязывается с современной жизнью.

Нередко правовые акты оказываются непродуманными. Новые законы и подзаконные акты принимаются в целях борьбы с некими лицами или явлениями – но в итоге под выработанные определения попадают лица и явления, о которых сами законодатели и не думали. Яркий пример – включение НКО в реестр «иностранных агентов» для предотвращения влияния иностранных государств на внутреннюю политику РФ. Конечно, многие попавшие в реестр НКО никогда не планировали менять государственный строй России.

Сможет ли административный трибунал сделать российское законодательство более прозрачным и понятным? Председатель Русского экономического общества, профессор кафедры международных финансов МГИМО Валентин Катасонов в беседе с изданием «Свободная пресса» заявил, что идея упорядочивания законодательства кажется ему неплохой. Однако, по мнению Катасонова, эту работу не смогут сделать семь-девять человек за три-четыре года. «Нужен постоянно работающий, а не чрезвычайный орган, который бы следил за соответствием принимаемых документов законодательству. И вообще-то такой орган уже имеется – это Генпрокуратура», – заявил профессор.

Таким образом, по мнению Катасонова, трибунал, направленный на устранение избыточных функций госорганов, сам по сути окажется избыточным. «На мой взгляд, это рефлексия на безвыходное положение в экономике РФ и крайне низкую эффективность нашего госуправления. Но нельзя на эмоциях строить управление экономикой и страной», – констатировал эксперт.

Если вам понравилась статья - порекомендуйте ее своим друзьям, знакомым или коллегам, имеющим отношение к муниципальной или государственной службе. Нам кажется, что им это будет и полезно, и приятно.
При перепечатке материалов обязательна ссылка на первоисточник.